Коллекционирование спортивных карточек — один из мощных трендов этого года. В августе анонимный покупатель установил очередной рекорд цены, купив раритетную карточку бейсболиста Хонуса Вагнера (1909 год) за $6,6 млн. Этот «кусок картона», который называют «Моной Лизой среди спортивных карточек», неоднократно устанавливал рекорд, переписывая свои и чужие достижения. Например, в 2007 году Вагнера продавали дважды: сначала за $2,35 млн, затем за $2,8 млн. Пять лет назад карточка уходила за $3,1. Как видим, рост цены сильно опережают инфляцию, так что это хорошая инвестиция. Но это лишь вершина большой индустрии.

В начале года карточка другого бейсболиста — Микки Мэнтла — ушла с молотка за $5,2 млн. Покупателем стал Дэйв Оанча, скандальный коллекционер и каппер.

Да, основное занятие Дэйва — продажа рекомендаций по ставкам. Он уже был осужден за 20 финансовых преступлений и теперь пытается заняться чем-то легальным, зарабатывая на спортивных карточках. Оанча обратил внимание на рост интереса к этой теме и прикупил в 2018-м несколько работ со звездой MLB Майком Траутом. Через несколько лет они должны существенно вырасти в цене, как и карточка Микки Мэнтла.

В США, где культура такого коллекционирования развита давным-давно, сходки продавцов и покупателей собирают стадионы. На ежегодной ярмарке The National Sports Collectors Convention огромная площадь отдается именно под спортивные карточки разной стоимости — от самых дешевых до инвестиционных. Карточка Янниса Адетокумбо из его первого сезона в НБА (2013/14) ушла за $1,82 млн. «Новичок» Леброн Джеймс из 2003-го стоил $5,2 млн, карточка из первого сезона Луки Дончича (всего три года назад) — уже $4,6 млн. И не только из-за автографов, оставленных баскетболистами. 

Так выглядит рынок спортивных карточек сейчас. А началось все еще в конце XIX века, когда в Америке в пачки сигарет и жвачек стали складывать различные картинки. Сначала это были изображения пейзажей, затем в ход пошли профессиональные спортсмены. За ту самую «Мона Лизу среди спортивных карточек», например, стоит благодарить Американскую табачную компанию. Сам Хонус Вагнер, кстати, в определенный момент приостановил выпуск своих карточек, чтобы желавшие получить его изображение дети не тратились на сигареты. 

Но тогда еще не существовало полноценной «биржи спортивных карточек». Коллекционирование, покупка или продажа, обмен — разумеется, но не в таких масштабах, как сейчас. Первая и Вторая мировая войны ударили в том числе по производству карточек — в первую очередь из-за дефицита бумаги. Несмотря на это, в 1940 году произошло одно из важнейших событий в индустрии. Джефферсон Бердик подготовил справочник «Каталог американских карточек» и сдал его вместе со своей коллекций в музей Метрополитан в Нью-Йорке, ныне один из крупнейших в мире. Так что коллекция спортивных карточек соседствует с картинами Ван Гога, Пикассо и Рембрандта. 

Мощный рост индустрии наблюдался в 60-70-е годы. Тогда начали выпускаться итальянские карточки Panini. Сначала по чемпионату Италии, затем по чемпионатам мира и Европы. На территории России именно этот бренд стал наиболее популярен, а компания явно шла навстречу местному рынку, создавая коллекции, посвященные Российской футбольной премьер-лиге.  

На американском рынке — ключевом для спортивных карточек — революцию проводила компания Topps в начале 80-х. Первое важное решение — лимитировать выпуск отдельных коллекций. Если напечатать миллионный тираж карточки Кена Гриффи-младшего, ценность исчезнет. В Topps решили потенциально интересные карточки выпускать лимитировано, чтобы потребители сходили с ума в поисках заветного экземпляра.

Был и второй выигрышный ход: в компании начали формировать систему так называемых Mystery box — комплектов из нескольких случайных карточек. Редкие, уникальные карточки, фото с автографами спортсменов могли попасться в таком наборе. Чаще, конечно, не попадались, но возможный джекпот манил покупателей, желавших получить большой куш за $5.

В итоге вся эта история превратилась в огромный рынок. Неудивительно, что в последние годы многие пытаются в него инвестировать. Например, выход мини-сериала «Последний танец» про Майкла Джордана в среднем увеличил стоимость его карточек на eBay на 370 процентов, потянув за собой весь баскетбольный сегмент. А купивший уже упомянутые карты Джеймса и Адетокумбо коллекционер Леоре Авидар потратил порядка $3,5 млн на две карточки, суммарная стоимость которых уже через несколько месяцев перевалила за $5. 

Рынок подогревают и новые технологии. Во времена, когда за NFT-токен мемной собаки готовы платить по $4 млн, индустрия спортивных карточек логично стала перетекать в цифру. Первопроходцем стал североамериканский рынок. Компания NBA Top Shot купила у баскетбольной лиги лицензию и начала продавать нарезки с матчей в том же формате, что и Topps: за $5 можно получить рандомный набор роликов, ценность которого изначально неизвестна. Вдобавок компания запустила маркетплейс, где коллекционеры продают друг другу эти хайлайты. В итоге сама компания в сентябре 2021 была оценена в $7,6 млрд, а некоторые карточки на перепродаже уверенно пробивают планку в $100 тысяч.

Подобный кейс сейчас пытаются реализовать в КХЛ. В сентябре вышел анонс: лига планирует выпускать NFT-карточки с лучшими моментами, а также фотографиями игроков и трофеев на маркетплейсе Binance.  

Зашли в индустрию и отдельные спортсмены. Один из самых известных игроков в американский футбол Том Брэди запустил собственный маркетплейс, где можно купить NFT-карточки спортивных звезд. Теннисистка Наоми Осака, гольфист Тайгер Вудс, хоккеист Уэйн Гретцки и скейтбордист Тони Хоук — их карточки уже можно купить на платформе autograph.io.

Летом дебютный NFT выпустил Александр Овечкин при поддержке крупной платформы по продаже токенов Ethernity Chain. 

Хабиб Нурмагомедов пошел другим путем и выставил на продажу несколько NFT на своем официальном сайте. Предложил потенциальным покупателям три варианта: золотая, платиновая или бриллиантовая карты за 2900, 29 000 и 290 000 долларов соответственно. Бриллиантовая выпускалась в единственном экземпляре и предполагала в том числе возможность встретиться с непобежденным российским бойцом. Правда, в итоге никто бриллиантовую карту не купил и токен был уничтожен (на NFT-сленге — сожжен). 

Интересный кейс организовали в футболе французские разработчики. Sorare — фэнтези-игра, в которой ты собираешь команду из карточек различных игроков, подобно популярному режиму Ultimate Team в FIFA. Только в Sorare ты играешь коллекционными карточками. У каждой есть степень редкости, отличительные особенности и цена, за которую ее готовы купить другие игроки. Уникальный Криштиану Роналду уже уходил с молотка за 84 тысячи евро. 

В игру инвестируют в том числе профессиональные футболисты: Жерар Пике, Антуан Гризманн, Андре Шюррле. Создатели последовательно покупают лицензии у новых лиг и клубов, чтобы увеличить количество карточек и заинтересовать массовую аудиторию. Из российских клубов с платформой сотрудничают все топы: «Зенит», «Динамо», «Локомотив», ЦСКА, «Краснодар» и «Спартак». 

Похоже, подобных проектов будет появляться все больше. Это тот случай, когда сошелся паззл из увлечения, денег и технологий. Кто-то собирает коллекции для себя, кто-то — с целью перепродать подороже. А технология NFT добавляет новых красок и популярности.